Bsm818.ru

БСМ 818
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кирпич с клеймом елисеев

Как лавка купца Елисеева стала главным магазином Москвы: Вся правда о «Гастрономе №1»

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Тайна за деревянными лесами

Скопление большого количества народа на процедуре открытия Елисеевского магазина объяснялось тем, что люди на протяжении трех лет гадали, что же скрывается за строительными лесами, огораживающими довольно большую площадь. Писатели того времени с уверенностью утверждали, что о будущем магазине не знал никто, за исключением людей, имевших отношение к строительству этого объекта.

Да и как было узнать? Архитектор, которого привез сам хозяин будущего магазина, настолько плотно зашил дом деревянными досками, что между ними не осталось даже щелочки, в которую можно было бы заглянуть.

Долгих три года стоял этот деревянный короб, а москвичи старались обходить его стороной. Да и что удивительного? Ведь, согласно рассказам старожилов, как раз в этом месте раньше водилась всякая нечисть.

О таинственной стройке слагались легенды, которые передавались из уст в уста, обрастая новыми подробностями. Находились даже смельчаки, которые, несмотря на прочные стены и серьезную охрану в виде сторожей и больших степных овчарок, проникали внутрь, а потом выдвигали свои версии происходящего.

Одни говорили, что за забором строят Индийскую пагоду, другие утверждали, что это будет Мавританский замок, а третьи – храм Бахуса. Кстати, последние оказались ближе всех к истине. Наконец в один прекрасный день заграждения убрали, и огромное здание засияло тысячами огней сквозь большие зеркальные окна. Ограждение сняли с самого утра, а открытие гастронома было назначено на полдень. В само здание, разумеется, никого не впускали, но столпившиеся вокруг него зеваки с удовольствием разглядывали через окна шикарный интерьер и богатый ассортимент магазина. Правда, это удавалось им только до полудня, потому как ближе к двенадцати полиция оттеснила уличных наблюдателей.

Процедура открытия Елисеевского гастронома была пышной и торжественной. Там было все – и молебен, и праздничный обед, и даже выступление цыганского хора. На открытии магазина присутствовали важные гости, приглашения для которых печатались на бумаге марки верже с позолоченной каймой. В списке приглашенных были Сергей Александрович – Великий князь – со своей супругой Елизаветой Федоровной, представители Московской думы и православной церкви, а также основоположник российского винодельческого производства Лев Голицын.

История Елисеевского гастронома

Купец Елисеев долго выбирал особняк для своего магазина. Были рассмотрены варианты построек на Петровке, Старом Арбате, а также Большой Дмитровке. В конце концов купец прислушался к рекомендации представителя Московской городской думы Гучкова и выбрал особняк вдовы Козицкой на улице Тверской.

Дом был построен в восемнадцатом веке по заказу вдовы Григория Козицкого, который служил статс-секретарем при государыне Екатерине Второй. Когда вдова умерла, особняк унаследовала ее дочь княгиня А.Г. Белосельская-Белозерская. Кстати, именно она стала первоисточником слухов о появлении в доме «нечистой силы». По словам самой княгини, она неоднократно слышала в доме жуткие звуки и даже видела привидения. Не в силах терпеть подобные ужасы, Белосельская-Белозерская покинула свой особняк.

Через некоторое время выяснилось, что все привидения были ничем иным как шайкой разбойников, целью которых было выселить княгиню из особняка. Своей цели они добились, и после бегства Белозерской поселились в ее жилище. Следует отметить, что вскоре злоумышленники были схвачены, а княгиня вернулась в свой дом.

В девятнадцатом веке особняк перешел во владение дочери Белозерской и ы Волконской, супруги брата известного декабриста Сергея Волконского.

Княгиня слыла натурой творческой, и поэтому часто устраивала в особняке интеллектуальные вечера, на которых присутствовали такие знаменитости, как великий поэт Александр Сергеевич Пушкин, Денис Давыдов и Василий Жуковский.

Зинаида Волконская жила в особняке вплоть до 1829 года, после чего уехала в Италию. После этого дом сменил немало владельцев.

Храм Бахуса

Люди, которым посчастливилось в день открытия магазина увидеть его изнутри, говорили, что это было нечто фантастическое. В процессе создания своего магазина купец Елисеев соединил бельэтаж с первым этажом, уничтожив при этом зал и большие гостиные бывшего особняка Волконской. Более того, чтобы освободить место для знаменитых елисеевских вин, новый хозяин сломал мраморную лестницу, считавшуюся главной достопримечательностью особняка.

Интерьер торгового зала производил странное впечатление – большое количество позолоченной лепнины, а в глубине – темная ниша, напоминающая таинственную ложу. Завершали картину большие английские часы с позолоченным маятником, который двигался бесшумно и поэтому казалось, что часы не идут.

В новом магазине было три больших зала, в которых в общей сложности размещалось пять отделов. Самым крупным был отдел по продаже фруктов. Кроме него, в магазине были колониально-гастрономический, бакалейный и кондитерский отделы. А последний – пятый –владелец специально отвел для продажи хрустальных изделий Баккара.

Читайте так же:
Можно ли класть кирпичи при минусовой температуре

Кроме торговых отделов, в Елисеевском магазине были собственные мини-предприятия по производству продуктов питания – маленькие кондитерская и пекарня, цеха засолки, копчения и маслоотжима, а также цех по производству колбасных изделий.

Впоследствии пришлось сделать отдельный вход для торговли винными изделиями, который располагался со стороны Козицкого переулка. Дело в том, что в то время торговля алкогольными изделиями была разрешена на расстоянии не менее, чем сто метров от действующих церквей, в то время как от главного входа Елисеевского гастронома до Страстного монастыря было всего 90 метров. Кстати, именно этот вход в советское время именовали «черным», то есть предназначенным для отоваривания во время дефицита «нужных» людей.

Елисеев уделял особенное внимание оформлению витрин. Кстати, говорят, что именно он придумал способ выкладки товара в форме пирамид. Это создавало видимость изобилия, хотя изобилие здесь присутствовало и на самом деле. Такого ассортимента, как в Елисеевском магазине, не было ни в одном торговом предприятии того времени. И именно здесь состоятельные москвичи впервые увидели такие деликатесы, как анчоусы, трюфели и оливковое масло.

Елисеевский магазин пользовался невероятным успехом у жителей столицы. И тогда его хозяин решил создать сеть своих магазинов, открыв торговые точки в самых крупных городах Российской империи – Санкт-Петербурге и Киеве. Все они были похожи на московский магазин, и во всех царило изобилие продуктов, которые невозможно было найти в иных торговых предприятиях.

Елисеевский и Страна Советов

После Великой Октябрьской революции Елисеевский магазин закрыли, а огромную вывеску сорвали. И только в начале 20-х годов, после принятия правительством России Новой экономической политики, Елисеевский магазин продолжил свое существование. Однако назывался он теперь «Гастроном №1».

Тяжелые времена для «Елисеевского» настали в конце восьмидесятых, когда КГБ открыло дело против заведующего гастрономом Юрия Соколова. Установленные в кабинете завмага камеры слежения помогли установить факт взяточничества и отпуска товаров «мимо кассы».

В конце 1982 г Соколов вместе с другими руководящими сотрудниками гастронома был арестован по обвинению во взяточничестве и хищению в особо крупных размерах. Соколов был приговорен к высшей мере, и в 1984 г его расстреляли.

Не забыли о Елисеевском магазине и в наши дни. В начале 2016 г был произведен ремонт фасада здания, получившего статус культурного объекта. Следует сказать, что ремонтные работы производились без остановки работы торгового предприятия. Реставраторы потрудились на славу. И теперь знаменитая Елисеевская лавка предстала перед москвичами в том же самом величии, в котором ее увидели в момент открытия в 1901 году.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Железная Белла

На дне «Океана»

Уже в первые годы после своего открытия он превратился в одну из достопримечательностей Москвы. Посетители с удовольствием разгуливали под хрустальными люстрами и украшенным золоченой лепниной потолком «Елисеевского» и редко уходили оттуда без покупок. Но тут в успешное предприятие купца Елисеева вмешалась революция: ему пришлось бежать во Францию, вывески знаменитого магазина пустили на металлолом, а торговые залы пустовали вплоть до конца эпохи Новой экономической политики (НЭПа).

В 30-е годы XX века «Елисеевский» открылся уже под новым названием — гастроном №1. Изменилось и название улицы, где он находился: в 1932 году Тверская превратилась в улицу Горького. Но знаменитый магазин москвичи по-прежнему называли именем купца Елисеева. Сохранился за ним и элитный статус — там продавались дефицитные товары вроде ананасов. Само собой, должность директора «Елисеевского» была очень престижной, и многие желали ее занять. Одним из них был уроженец Ярославля Юрий Соколов. Ему удалось стать, пожалуй, самым известным директором легендарного магазина, вот только прославился он вовсе не ударным трудом.

О происхождении Соколова известно мало: его мать была профессором Высшей партийной школы, отец — ученым. В юности Юрий ничем не выделялся среди сверстников, но все изменила Великая Отечественная война. 18-летний Соколов попал на фронт, показал себя прекрасным бойцом и в ранге младшего лейтенанта стал командиром взвода минометной батареи на 2-м Прибалтийском фронте.

История завода

Купец П.А. Никитин основал в 1884 году кирпичный завод, на котором через год, в 1885 году, было освоено производство фарфора и фаянсовой посуды. Фабрика на тот момент носила название «Фабрика фарфоровой и фаянсовой посуды Павла Андреевича Никитина и Ко в Рыбинске». Еще через год, в 1886 году, фабрика была продана ТД «Карякин и Рахманов», а через 8 лет после этого, завод стал принадлежать Товариществу М.С. Кузнецова, где в начале XX века стал производить, в основном, только фарфоровые изделия. Завод под именем «Товарищества М.С. Кузнецова» производило большое количество столовых сервизов, ваз, а также прочей посуды – блюдца, чайники, наборы посуды. Часть из этой продукции продавалось за границу. Помимо посуды, завод выпускал некоторое количество скульптуры. Статуэтки завода в Песочном расписывались вручную. Названия завода менялись на протяжении десятков лет работы. В 1918 — 1925 гг. было название «Рыбинская фабрика бывш. Кузнецова», далее в период с 1925 по 1930 гг. — «Первомайская Рыбинская фабрика», затем в начале 30-х завод был переименован в «Фарфоровую фабрику 1 мая «Песочное-на-Волге». С середины тридцатых по пятидесятые годы фабрика была под названием «Первомайский фарфоровый завод Песочное-на-Волге», а уже с 50-х годов — «Первомайский фарфоровый завод», и далее ЗАО «Первомайский фарфор».

Читайте так же:
Облицовочный кирпич размеры швов

Скульпторы и художники

В период СССР на заводе работали известные художники: Клювгант Д.Э., Гончаренко И.И., Ораевский Н.Н., Горбунова Л.М., Губанов В.С., Горбунов Ю.Н., Леонтьева Н.Г., Паламарчук М.Ф. А также скульпторы, такие как, Львов Ю.М. и Шестопалов В.А. В годы СССР, выпускаемая Первомайским фарфоровым заводом продукция, участвовала в различных выставках и получала награды. В 1970-е годы завод в Песочном достиг высокого уровня развития, на фабрике работало более полутора тысяч человек. Образцы изделий завода в Песочном можно найти в музеях Рыбинска и Ярославля.

Современное состояние

После перестройки, в 90-е годы, завод продолжал работать и производил большое количество продукции, особенно на экспорт. В начале 10-х годов на завод уже испытывал экономические проблемы, что привело к сокращению производства, а также полной остановке выпуска изделий в 2012 году и официальному банкротству фабрики в 2013 году. Входит в холдинг «ИИС-Посуда».

Месторасположение

Россия, Ярославская область, Рыбинский район, пос. Песочное.

Клейма завода

1924 — 1930 гг.

Клеймо — Первомайская Рыбинская фабрика. Фарфортрест — 1924-1930 гг.

Красный — первый сорт, Синий — второй сорт, Зелёный — третий сорт.

1934 — 1946 гг.

Клеймо — НКМП Первомайский фарфор ЗД Песочное нВолге — 1934-1946 гг.

1946 — 1950 гг.

Клеймо — ММП Первомайский фарфор ЗД Песочное нВолге 2 С — 1946-1950 гг.

1950 — 1952 гг.

Клеймо — ММП Первомайский фарфор ЗД Песочное нВолге 50г 1 С — 1950-1952 гг. (добавляется 50 г.)

1952 — 1976 гг.

Клеймо — П З 69 г 1 С Песочное — 1952-1976 гг.

1976 — 1991 гг.

Клеймо — рис. Две рыбы и чаша, 2 С — 1976-1991 гг.

Гастроном №1

Театральный зал на втором этаже Елисеевского существовал всегда, магазин концептуально был задуман как центр, объединяющий торговлю и развлечения. Изначально театральный зал был создан архитектором Барановским как варьете с круглыми столиками, и был предназначен скорее для празднеств, чем для наслаждения театральными премьерами. Партер с классическим расположением кресел появился здесь намного позднее. Помещение театра оформили в светло-жёлтых тонах и обставили креслами, оббитыми зелёным плюшем. Подъём по мраморной лестнице, ведущей в театр, сопровождался калейдоскопом витражей повторяющих образ мирового древа. А театральное фойе, или белый зал, было оформлено традиционно и сдержанно.

В театре ставились пьесы игривого содержания, салонные комедии и водевили. Кавалеры, приглашая дам на спектакль, обязательно угощали их в Елисеевском свежими фруктами, шоколадом и вином. Так была воплощена концепция, задуманная купцами Елисеевыми, — объединение магазина, ресторана, театра и зала для торжественных приемов под одной крышей в самом центре Петербурга.
Уже через год после открытия театральный зал сдавался в аренду разным театральным коллективам. В начале там работал популярный театр «Невский фарс», а после революции – не менее популярный театр музыкальной комедии Михаила Ксендзовского. В 1929 году помещение было на постоянной основе предоставлено недавно созданному Театру сатиры, а еще через шесть лет в этот театр пришел новый руководитель – Николай Акимов, и его эпоха стала самой яркой, самой славной в истории здешнего театрального зала. Акимовский театр – это знаменитые премьеры спектаклей по Евгению Шварцу: «Тень», «Дракон», «Обыкновенное чудо». Театр работает здесь и ныне и теперь носит имя Н. П. Акимова.

Дом купцов Елисеевых: здесь танцевал Пушкин и покупал колбасу Маяковский

Рассказываем историю одного из главных домов Тверской улицы и самого известного московского гастронома.

Фото: ТАСС/Сергей Бобылев

Светский салон Волконской

В конце XVIII века архитектор Матвей Казаков построил шестиколонный особняк для богатой вдовы Екатерины Козицкой по адресу Тверская, 14. Кстати, Козицкий переулок рядом со зданием назван как раз в ее честь. Дом стал одной из главных достопримечательностей улицы: эталон архитектуры классицизма. Позже этот «эталон» перешел дочери Козицкой – Анне, но на самом деле хозяйкой здесь была ее падчерица – Зинаида Волконская. Именно при ней особняк стал эпицентром светской жизни Москвы.

Слева: “Портрет З.Волконской”. Худ. П.Бенвенути, 1820-е гг.. Справа: «Пушкин и его друзья слушают декламацию Мицкевича в салоне княгини Зинаиды Волконской”. Худ. Г.Г. Мясоедов, 1904-1906

Читайте так же:
Качество какого кирпича лучше

У нее в гостях бывали Пушкин (и называл хозяйку дома «царицей муз и красоты»), Жуковский, Баратынский, Тютчев, Тургенев, Одоевский. Все встречались не только выпить и закусить, но и музыку послушать. Вяземский называл салон Волконской «волшебным замком музыкальной феи», где «мысли, чувства, разговор, движения – все было пение». Позже по беломраморным ступеням дома на Тверской его хозяйка провожала жен декабристов Марию Волконскую и Екатерину Трубецкую на каторгу в Сибирь. Вскоре после этого Зинаида попала в немилость у власти и переехала в Италию. Так что главной культурной точкой на карте Москвы особняк был всего пять лет: с 1824-го по 1829 год.

Сложные времена

Фото: ТАСС/Cергей Бобылев

В шестидесятых годах XIX века дом занимал пансион, где учились дети из состоятельных семей. В 1870-х особняк купил поставщик обуви для российской армии Самуил Малкиель. Он перестроил дом: снял классический портик, убрал колонны, изменил фасад, но беломраморную лестницу и парадный подъезд оставил да и роскошные залы не тронул. «Со времени Малкиеля весь нижний этаж с зеркальными окнами занимал огромный магазин портного Корпуса, а бельэтаж – богатые квартиры» (Владимир Гиляровский «Москва и Москвичи»). Потом дом пошел по купеческим рукам Носовых, Лапиных и даже промышленников Морозовых.

Звездное время – «Елисеевский»

В 1898 году особняк купил питерский миллионер Григорий Елисеев – «колониальщик и виноторговец». Для перестройки дома он привез своего земляка – инженера Гавриила Баранова. Тот зашил дом тесом, заключил в плотные деревянные леса и два года никому не показывал: даже щелочки не оставил, чтобы можно было подглядеть. Поэтому по Москве поползли слухи: «индийская пагода воздвигается», «мавританский замок» или «языческий храм Бахуса» строится. Пока люди гадали, архитекторы (их было трое) занимались делом: соединили нижний этаж с бельэтажем, уничтожили зал и гостиные салона Волконской, сломали историческую беломраморную лестницу, сделали изящные арки и падуги, украсили стены и потолок золотом и лепниной.

Портрет купца Елисеева. Наружный вид магазина.

В 1901 году наконец-то убрали леса и москвичи увидели вывеску: «Магазин Елисеева и погреба русских и иностранных вин». Главная фишка владельца дома была в экзотических продуктах, они-то и поразили не привыкшую к изыскам московскую публику:

В «Елисеевском» было три торговых зала и пять отделов: фруктовый, кондитерский, колониально-гастрономический, бакалейный и специальный отдел, где продавали хрусталь Baccarat. Еще магазин славился собственным производством: здесь пекли хлеб и пирожные, солили огурцы с помидорами, обжаривали кофе, даже вино и колбасу делали самостоятельно. Все их обязательно выкладывали огромными пирамидами – находка мерчандайзера Елисеева. Кстати, именно он впервые угостил москвичей трюфелями, анчоусами и оливковым маслом (в быту его называли деревянным). И именно он сделал из продуктового магазина гастрономический бутик для знати.

Вокруг «Елисеевского» всегда стояли экипажи: богатые дамы и господа предпочитали затовариваться именно здесь, тем более что продавцы знали наизусть гастрономические предпочтения постоянных клиентов:

– Вот, Николай Семеныч, получена из Сибири копченая нельмушка и маринованные налимьи печенки. Очень хороши. Сам я пробовал. Вчера граф Рибопьер с Карлом Александрычем приезжали. Сегодня за второй порцией прислали… Так прикажете завернуть?

«Елисеевский» процветал до 1917 года – революция не пощадила шикарный бизнес миллионера: магазин национализировали.

Гастроном № 1 и современность

После Октябрьской революции магазин проработал два дня, в годы Гражданской войны его забросили. Реабилитировался он только в эпоху НЭПа: получил глубоко советское название – «Гастроном № 1», но москвичи по привычке называли его на дореволюционный манер. В магазине, как и раньше, был широкий ассортимент: даже ананасы лежали на прилавках. В военное время гастроном стал коммерческим: в эпоху «талонов» здесь были деликатесы по очень-очень высоким ценам, зато оплата – в рублях. Сюда даже заходили зеваки, чтобы поглазеть на батареи колбас, жернова сыров, пирамиды консервов, россыпь пирожных, почувствовать запах молотого кофе и свежеиспеченной сдобы.

Фото: Серафима Путиева

Вообще, в гастроном часто захаживала русская интеллигенция: поэт Осип Мандельштам, главный редактор журнала «Юность» Валентин Катаев, Владимир Маяковский. Катаев даже записал, как самый эпатажный футурист России затоваривался: «Копченой колбасы?» – «Правильно. Заверните, почтеннейший, еще два кило копченой «Московской». Затем шесть бутылок «Абрау-Дюрсо», кило икры, две коробки шоколадного набора, восемь плиток «Золотого ярлыка», два кило осетрового балыка, четыре или даже лучше пять батонов, швейцарского сыра одним большим куском, затем сардинок…»

Фото: Серафима Путиева

Но в середине XX века у «Елисеевского» началась черная полоса: дефицит товаров и уголовные дела. При Ельцине гастроном приватизировали, а в 2003 году магазин перешел сети «Алые Паруса». Здесь воссоздали часть интерьеров времен Елисеева по сохранившемся чертежам. Кстати, реставрация обошлась «в копеечку» – потратили три миллиона долларов. Зато восстановили позолоту на капителях и решетках, лепнину, на потолке теперь красуются хрустальные люстры в виде виноградных лоз. Теперь это снова гастрономический бутик.

Читайте так же:
Легкие кирпичи для интерьера

Архитектура

Итальянские палаццо стали прообразом нового творения Барановского, что было логично, учитывая особенности участка на берегу реки.

Стиль здания – эклектика. Окна окружены многочисленными керамическими барельефами, тонкой работы карниз выдается вперед, опять же, по типу венецианских дворцов.

Деталей, возможно, многовато, но они отлично прорисованы и создают иллюзию легкости всей постройки

Отделка дома – облицовочный мелкий кирпич, что не характерно для того времени. Но отказавшись от штукатурки архитектор удлинил жизнь фасаду. Внутрь двора ведет даже не арка, а изогнутый тоннель. Такое решение, во-первых, было связано с формой участка, а во-вторых, решало проблему шума, идущего от набережной Фонтанки, где в то время ходили лодки, разгружали уголь и дрова, торговали рыбой.

Экстерьер внутреннего дворика-колодца довольно прост, даже слишком. Фонтанчик с головой льва и кусок стены за ним, обшитый крупным камнем, является концом перспективы второй арки и единственным украшением внутреннего пространства двора.

Фонтан когда-то служил поилкой для лошадей, сегодня воды в нем нет

Гиганты фарфоровой промышленности СССР

На территории Советского Союза действовало 178 предприятий, выпускающих тонкостенную керамику. Не вся их продукция была равноценной, но среди предметов массового потребления встречались настоящие шедевры, цена которых на антикварных аукционах может превышать $1 млн. Наиболее востребованы статуэтки и посуда, выпущенные до 1960-х годов. Строго говоря, это – не антиквариат, а винтаж, но советский фарфор представляет исключение из общих правил.

Большинство фарфоровых фабрик находились на территории современной России и Украины. Поскольку ведущие скульпторы-керамисты СССР работали над одними темами, либо сотрудничали сразу с несколькими предприятиями, сходные работы встречаются у разных производителей. Например, знаменитую серию «Хозяйка Медной горы» по мотивам сказок П. П. Бажова выпускали Ленинградский и Минский фарфоровые заводы, а также Дулёво и Гжель. Статуэтки немного отличаются по стилистике, но близки по композиции и цветовой гамме.

Новички смогут определиться, какому производителю принадлежит та или иная фигурка в первую очередь, по маркировке, она же расскажет о периоде изготовления фарфора. Это позволит заплатить за статуэтки настоящую стоимость или продать их по адекватной цене. Кроме того, защитит от новодельных копий, которые стали бичом российского антикварного рынка. Помимо «фирменного» клейма на донышке изделий может указываться сортность, зашифрованная дата изготовления и партия, стоять авторская подпись. Фальсификаторы, особенно китайские, пропускают такие «мелочи».

Чаще других подделывают изделия лидеров фарфоровой индустрии. «Имя» производителя влияет на цену не меньше, чем уникальность антикварной или винтажной продукции. Поэтому клейма ведущих фарфоровых заводов СССР необходимо изучать внимательнее всего.

Императорский фарфоровый завод, в советские годы известный как Ломоносовский или Ленинградский является безусловным лидером мировой керамической индустрии. Основанный в 1774 году, он непрерывно работает на протяжении 250-и лет, меняя в ходе истории, как названия, так и маркировку.

Ретроспектива по годам:

В 1917 году главный поставщик фарфора для императорского двора был национализирован новой властью. На изделиях этого периода изображался двуглавый орёл, но без имперских регалий, в народе прозванный «ощипанной курицей» и ставился год. Использовалась оливковая подглазурная (в некоторых случаях надглазурная) краска.

В 1918 году предприятие получило новое название – Государственный фарфоровый завод, которое носило до 1925 года. Клейма на фарфоре, согласно каталогам СССР, отличались большим разнообразием. На них появилась советская атрибутика – изображение серпа и молота, выполненное в характерной для агитационного фарфора манере. В 1921 году ставились специальные метки: «В помощь голодающим Поволжья», напоминающие о массовой катастрофе, охватившей 35 губерний России. Для маркировки использовалась синяя, чёрная, оливковая и тёмно-зелёная краска.

В 1925 году к юбилею Российской академии, заводу присвоили имя М. В. Ломоносова, а также сменили название на Ленинградский. Соответственно, аббревиатура выглядела как ЛФЗ, что до сих пор вызывает путаницу при атрибуции. В каталогах можно встретить расшифровку и Ломоносовский, и Ленинградский фарфоровый завод, хотя речь идёт об одном и том же предприятии.

Аббревиатура на маркировке выглядела по-разному, наносилась только вручную, единого стиля не было. На супрематическом фарфоре стоял экспортный знак «Made in Russia. USSR»

С 1936 года используется клеймо, разработанное художницей Анной Яцкевич – автором знаменитой «Кобальтовой сетки». Виньетка с аббревиатурой «ЛФЗ» и разными дополнениями просуществовала до 2005 года, пока заводу не вернули первоначальное название «Императорский».

В середине 30-х годов стали использовать разный цвет подглазурных и наглазурных красок, в зависимости от сорта изделий:

  • I – красная;
  • II – синяя;
  • III – зелёная.

Кроме того, присваивались группы сложности, определяемые по качеству росписи: от 6 до 15. Уникальные шедевры маркировались надписью: «ВНЕ ГР.». Для продукции, поставляемой на экспорт, дополнительно использовался штамп «Made in USSR».

Читайте так же:
Стив джобс если жизнь бьет вас кирпичом

Фарфор Вербилки

Старейшее российское фарфоровое предприятие было открыто обрусевшим шотландским купцом Фрэнсисом Гарднером в 1766 году, а позднее перешло к семье Кузнецовых. Сегодня оно называется по «месту прописки» – Вербилки. Изначально фабрика ориентировалась на немецкие образцы, в частности на мейсенскую продукцию, и прославилась высочайшим качеством. После 1917 года получила название Димитровский фарфоровый завод (ДФЗ), продолжая лучшие традиции основателей.

Клейма по годам:

С 1917 по 1940 годы использовались клейма с советской символикой – государственным гербом или только серпом и молотом, а также надписью: «Димитровская фабрика (завод)» в разных вариациях. Применялись золотая, красная, синяя и зелёная надглазурные краски.

С 1940 по 1954 годы герб в центральной части клейма заменяет стилизованный чайник с изображением серпа и молота.

1954 – 1965 годы: появляется вертикальный логотип ДФЗ с полукруглой подписью «Вербилки». Используется общепринятое цветовое разделение по сортам. Для экспортных вариантов дополнительно предусмотрена маркировка «Made in USSR».

С 1965 по 1991 годы на продукции ставился знаменитый логотип – нарисованный от руки лось с буквой «В». Иногда это клеймо на фарфоре времён СССР называют «оленем».

Следует понимать, что изображение лося на маркировке свидетельствует о достаточно позднем происхождении фарфорового изделия – не раньше 1965 года. И стоить, как антиквариат оно не может.

Гжель

Производство фарфора с колоритной кобальтовой росписью, объединённого ёмким словом «Гжель» было восставлено после долгого перерыва в середине XX века. Тогда же на изделиях, выпускаемых несколькими художественными артелями Раменского района Подмосковья, появилась соответствующая маркировка.

В 1940 – 1950 годах ставилось клеймо «Артель художественная керамика», вписанное в два усечённых овала. Использовалась преимущественно красная надглазурная эмаль.

Далее вплоть до 1960 года на изделиях проставлялась аббревиатура «Х/К». Помимо красной надглазурной эмали изредка применялся оксид железа, после обжига дававший серо-зелёный оттенок.

В 1960 году логотип заменили надписью: «Гжель ТЗ» оливкового цвета в треугольнике, повёрнутом вершиной вниз. Клеймили только «бельё» – уже глазурованную продукцию.

После 1972 года разрозненные артели народных промыслов объединились под общей торговой маркой ПО «Гжель». Новый логотип напоминал прежний, только треугольник развернули наоборот и вместо букв «ТЗ» стали рисовать стилизованную уточку.

С 1986 года и вплоть до развала Союза в 1991 году, использовался единый товарный знак «Гжель», наносимый подглазурной кобальтовой краской. Выполнялся он псевдославянской вязью.

В период перестройки мастера Гжели либо продавали подлинные штампы с клеймами, либо сами маркировали «бисквитную» продукцию (после первого обжига), которую затем расписывали люди, далёкие от художественного промысла. Поэтому при покупке легендарной кобальтовой посуды и малой пластики нужно проявлять особое внимание к деталям, не доверяя исключительно оригинальной подписи.

Дулёво

Кузнецовская фарфоровая фабрика в Ликино-Дулёво прославилась именно в советскую эпоху. Посуда с агитационным декором или статуэтки, изображающие бытовые сценки, высоко ценятся коллекционерами и активно подделываются фальсификаторами.

В отличие от других производителей, переименованная после 1917 года в Дулёвскую фабрика, редко меняла клейма. В настоящее время используется видоизменённый товарный знак 1964 года – сидящий сокол, разработанный ведущим скульптором-анималистом предприятия А. Г. Сотниковым.

Другие виды маркировки в хронологическом порядке:

С 1918 по 1919 годы использовались символы серпа и молота, окруженные новым названием завода.

В 1920 – 1931 годах вверху появилась аббревиатура Р.С.Ф.С.Р., а наименование предприятия стали размещать на ленте внизу.

Параллельно с этим существовали и другие виды маркировки, например, полное изображение герба над названием завода в овальной рамке. Или круговая надпись: «Ф-ка им. газеты Правда Дулево» с серпом и молотом в центре.

1931 – 1934 годы – в клеймении обязательно присутствовала аббревиатура РТФ – Росфарфортрест. Для экспорта был разработан более сложный вариант: чайник в окружении лавровых ветвей с надписью: «Росфарфор» и полным названием завода.

Затем до 1952 года использовались простые маркировки: «Дулево», «ф-ка Дулево» или «завод Дулево».

С 1952 по 1964 годы – проставлялся логотип «ДЗ Дулево» и сорт изделий.

С 1964 года на продукции появился фирменный сокол.

Первомайский фарфоровый завод

Предприятие в посёлке Песочное Ярославской области не так известно, как ИФЗ или Дулёво, но оставило не менее яркий след в истории советского фарфора. Коллекционеры ценят малую пластику, выпускавшуюся ПФЗ в 1936 – 1970 годах. В основном это – жанровые сценки, композиции по произведениям русских классиков, а также спортивная и детская серии.

Завод трижды кардинально менял маркировку: в 1930, 1952 и 1976 годах. Изображения наносились только назглазурными красками, цвет которых зависел от сорта продукции:

  • высший обозначался красным;
  • I – синим;
  • II – зелёным;
  • III – коричневым.
голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector